Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Obi-Wan

(no subject)

СтудияГрекова

Я живу и работаю и в США и в России. Поэтому своим долгом я считаю помогать сохранять человеческие отношения между этими двумя большими странами и их народами. Президенты приходят и уходят, а народы остаются.

ВстречаНаЭльбе
Россия и Штаты - соседи. Граница проходит между островом Ратманова и островом Крузенштерна в Беринговом проливе:

Вот здесь Россия и граничит с США.
Так вот, соседям надлежит жить по-соседски. И только - так!
Obi-Wan

"Над Парижем горит Нотр-Дам – Поминальной свечой для Европы"

АЛЕКСАНДР ГОРОДНИЦКИЙ
ГОРЯЩИЙ НОТР-ДАМ
Знак тревоги нам Господом дан,
Предвещание злых потрясений:
Над Парижем горит Нотр-Дам,
Отражаясь в разбуженной Сене.
Превращается в серую пыль,
То, что прежде стояло веками:
Обгоревший обрушился шпиль,
Раскалённый обуглился камень.
Грош-цена нашим тщетным трудам,
В бытии ненадёжном убогом.
Над Парижем горит Нотр-Дам,
Подожжённый невидимым Богом.
Уберечь не сумели его,
От огня и крутящейся сажи,
Ни писатель суровый Гюго,
Ни пожарные чуткие стражи.
О любви позабудьте, мадам,-
Стёкла окон мерцают пожаром.
Над Парижем горит Нотр-Дам,
Угрожая бедой горожанам.
Возвращает к иным временам,
Заставляя задуматься – где я,
Погибающий в пламени храм,
Что когда-то горел в Иудее.
Разрушенье суля городам,
Вызывая испуганный ропот,
Над Парижем горит Нотр-Дам –
Поминальной свечой для Европы.
16.04.2019
Obi-Wan

"Ворон, ворон, что ты делаешь?"

...
Рою ямку.
...
На что роешь ямку?
...
Чтоб деньгу найти.
...
На что тебе деньгу?
...
Иглу купить.
...
Зачем иглу?
...
Мешочек сшить.
...
Зачем мешок?
...
Чтоб соли купить.
...
Зачем тебе соль?
...
Чтоб щи посолить.
...
Зачем тебе щи?
...
Твоим детям глаза залить.

  ***

А я - смотрю Гоголя. Начало. Наверное хрень полная, но пока что нравится.
Obi-Wan

"И любой мы жизни рады только б не пришла война"

В продолжнение темы...

Мы согласны жрать помои, мы согласны пить мочу,
Мы согласны лизать ноги пидарасу-стукачу,
Мы согласны жить в общагах, нам не надо ни хрена,
И любой мы жизни, рады только б не пришла война

Это было записано аж в 1989м, если верить гуглу. А как будто сегодня. Скажу что и всегда: поэт в россии больше чем поэт. И все повторяется. Только жизнь у каждого всего одна.
Obi-Wan

и каналы тянут руки серые ко мне



Идет по 1 каналу программа с Розенбаумом. Я еще лет 30 слышал в его адрес: "коньюнктурщик". Может быть. Но человек написавший
А может не было войны? Не гнали немцев по этапу,
И абажур из кожи - блеф, А Муссолини - дутый лев,
В Париже не было гестапо?

И немало еще чего, что навсегда...

Но передача производит удручающее впечатление.

И все же:

"Кровь сочится сквозь переплет
 Толстой книги нашей истории "
Obi-Wan

"И детский палец, как сосулька, вмерз"

В РАЗВИТИЕ МОЕГО ПРЕДЫДУЩЕГО ПОСТА...


Андрей Вознесенский

Ядерная зима

(Из Байрона)

Я перевел стихотворенье «Тьма»—
как «Ядерная зима».

«I had а dream which was not all а dream»…[1]
Я в дрему впал. Но это был не сон.
Послушайте! Нам солнце застил дым,
с другого полушария несом.
Похолодало. Тлели города.
Голодный люд сковали холода.
Горел лес. Падал. О, земля сиротств—
Rayless and pathless and the icy Earth»...[2]
И детский палец, как сосулька, вмерз».

Что разумел хромающий гяур
под понижением температур?
Глядела из промерзшего дерьма
ядерная зима.

Ядерная зима, ядерная зима...
Наука это явление лишь год как узнала сама.
Превратится в сосульку
победившая сторона.
Капица снял мне с полки байроновские тома.
Байрона прочитайте! Чутье собачее строф.
Видно, поэт — барометр
климатических катастроф.

«I had а dream»,— бубнил, как пономарь,
поэт. Никто его не понимал.
Но был документален этот плач,
как фото в «Смене» или «Пари матч».

В том восемьсот пятнадцатом году
взорвался в Индонезии вулкан.
И всю Европу мгла заволокла
от этого вулкана. Как в бреду.
«Затменье сердца,— думал он.— Уйду».

Он вышел в сад. Июнь. Лежал в саду
пятнадцатисантиметровый снег.
И вдруг он понял, лишний человек,
что страсть к сестре, его развод с женой -
все было частью стужи мировой.
Так вот что байронизмом звали мы -
предчувствие ядерной зимы!
(И Мэри Шелли ему в тот же день
впервые прочитала «Франкенштейн».)

Свидетельствует Байрон. «Лета нет.
Все съедено. Скелета жрет скелет,
кривя зубопротезные мосты.
Прости, любовь, земля моя, прости!

«I had а dream».
Леса кричат: «Горим!»
Я видел сон... А люди — жертвы псов.
Хозяев разрывают на куски.
И лишь один, осипнув от тоски,
хозяйки щеку мертвую лизал,
дышал и никого не подпускал.
Сиротский пес! Потом и он замерз.

«Rayless and pathless and the icy Earth»
Ты был последним человеком, пес!»
Поэт его не называет «dog».
То, может, Бог?
Иль сам он был тем псом?

«Я видел сон. Но это был не сон.
Мы гибнем от обилия святых,
несвято спекулируя на них.
Незримый враг торжествовал во мгле.
Горело «Голод» на его челе».
Тургенев перевел сии слова.
Церковная цензура их сняла,
быть может прочитав среди темнот:
«Настанет год, России черный год...»

«Как холодает! Гады из глубин
повылезали. Очи выел дым
цивилизации. Оголодал упырь.
И человек забыл, что он любил.

Все опустело. Стало пустотой,
что было лесом, временем, травой,
тобой, моя любимая, тобой,
кто мог любить, шутить и плакать мог -
стал комом глины, амока комок!

И встретились два бывшие врага,
осыпав пепел родины в руках,
недоуменно глянули в глаза—
слез не было при минус сорока
и, усмехнувшись, обратились в прах».

С. П. Капица на телемосту
кричал в глухонемую пустоту:
«От трети бомб — вы все сошли с ума!—
наступит ядерная зима.
Погубит климат ядерный вулкан...»
Его поддерживает Саган.

Вернемся в текст. Вокруг белым-бело.
Вулкана изверженье привело
к холере. Триста тысяч унесло.
Вот Болдина осеннее село,
где русский бог нам перевел: «Чума»...

Ядерная зима, ядерная зима-
это зима сознанья, проклятая Колыма,
ну, неужели скосит,— чтобы была нема,—
Болдинскую осень ядерная зима?!

Бесчеловечный климат заклиненного ума,
всеобщее равнодушье, растущее, как стена.
Как холодает всюду! Валит в июле снег.
И человеческий климат смертен, как человек.

Станет Вселенная Богу одиночкою, как тюрьма.
Богу снится, как ты с ладошки
земляникой кормишь меня.
Неужто опять не хлынет ягодный и грибной?

Не убивайте климат ядерною зимой!
Если меня окликнет рыбка, сверкнув как блиц,
«Дайте,— отвечу,— климата
человечного без границ!»
Модный поэт со стоном
в наивные времена
понял твои симптомы,
ядерная зима.

Ведьмы ли нас хоронят
в болдинском вихре строф?
Видно, поэт — барометр
климатических катастроф.
Пусть всемогущ твой кибер,

пусть дело мое — труба,
я протрублю тебе гибель,
ядерная зима!
Зачем же сверкали Клиберн,
Рахманинов, Баланчин?
Не убивайте климат!
Прочтите «I had а dream»...

Я видел сон, which was not аll а dream.
Вражда для драки выдирает дрын.
Я жизнь отдам, чтобы поэта стон
перевести: «Все это только сон».

1987?

[1] Я видел сон, который не был только сном (англ.).
[2] Без света, без пути оледеневшая земля (англ.).
Obi-Wan

“УР” Стивена Кинга


– Проверьте еще один, ¬– сказал Робби. – 4,121,989. Это день моего рождения. Должно повезти.
Но не повезло. Когда Уэсли набрал Ур и почти наугад добавил дату ¬– 20 января 1973 года, вместо НАСЛАЖДАЙТЕСЬ СВОИМ ВЫБОРОМ появилось это: В ЭТОМ УР ОТСУТСТВУЕТ ТАЙМС ПОСЛЕ 19 НОЯБРЯ 1962 ГОДА.
– О Боже, – произнес Уэсли и прижал ладонь ко рту. – Господи, Боже мой.
– Что? – спросил Робби. – Что такое?
– По-моему, я знаю, – сказал Дон. Он попытался взять розовый «Киндл».
Уэсли, который чувствовал что побледнел (но еще сильнее похолодел внут-ри), положил свою руку поверх руки Дона.
– Нет, – сказал он, – думаю, я справлюсь.
¬– С чем справитесь? – почти выкрикнул Робби.
– Разве Хью Толлман не рассказывал о Карибском кризисе? ¬– спросил Дон. – Или вы это еще не проходили?
– Каком кризисе? Что-то хотели сделать с Кастро?
Дон смотрел на Уэсли.
– На самом деле я тоже не хочу смотреть, – сказал он, – но не усну сегодня, ес-ли не буду уверен. Думаю, ты тоже.
– Окей, – сказал Уэсли и – уже не в первый раз – подумал, что настоящее про-клятье человеческого духа – не гнев, а любопытство. – Тогда давай ты. У меня слишком дрожат руки.
Дон ввел в поле 19 НОЯБРЯ 1962. «Киндл» предложил насладиться выбором, но наслаждаться ничем не пришлось. Заголовки были суровыми и огромными:
ЧИСЛО ЖЕРТВ В НЬЮ-ЙОРКЕ ПРЕВЫШАЕТ 6 МИЛЛИОНОВ
МАНХЭТТЕН ОПУСТОШЕН РАДИАЦИЕЙ
РОССИЯ СТЕРТА С ЛИЦА ЗЕМЛИ
ПОТЕРИ В ЕВРОПЕ И АЗИИ «НЕИСЧИСЛИМЫ»
КИТАЙ ЗАПУСКАЕТ 40 МЕЖКОНТИНЕНТАЛЬНЫХ БАЛЛИСТИЧЕСКИХ РАКЕТ
– Выключите его, – тихо и мрачно проговорил Робби. – Это как в той песне – «я ничего не хочу больше видеть».
– Будьте оптимистами. Похоже, мы уклонились от пули в большинстве Уров, включая наш, – произнес Дон, но его голос был нетвердым.
– Робби прав, – сказал Уэсли. Он обнаружил, что последний выпуск «Нью-Йорк Таймс» от 19 ноября 1962 года состоит всего из трех полос. И в каждой статье была смерть. – Выключай. Хотел бы я никогда не видеть эту чертову хрень на первой по-лосе.
– Уже поздно, – сказал Робби. И как он был прав!

ТОЛЬКО НАЧАЛ СЛУШАТЬ, ВПЕЧАТЛЕН, ПОКА ЧТО.
Obi-Wan

Кричит наш дух, изнемогает плоть, Рождая орган для шестого чувства

НГумилев
Прекрасно в нас влюбленное вино
И добрый хлеб, что в печь для нас садится,
И женщина, которою дано,
Сперва измучившись, нам насладиться.
Но что нам делать с розовой зарей
Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?
Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать -
Мгновение бежит неудержимо,
И мы ломаем руки, но опять
Осуждены идти все мимо, мимо.
Как мальчик, игры позабыв свои,
Следит порой за девичьим купаньем,
И, ничего не зная о любви,
Все ж мучится таинственным желаньем,
Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья,
Так, век за веком - скоро ли, Господь? -
Под скальпелем природы и искусства,
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.
Николай Гумилев
Шестое чувство (1920)